Как белорусская и российская «МОЛОЧКА» чувствует себя в 2022-м

Уровень самообеспечения Беларуси по молоку — 263%. То есть мы не только с лихвой насыщаем внутренний рынок, но и достаточно много продаем другим странам. По итогам года власти планируют получить от экспорта продовольствия около $8 млрд, из которых более 60% принесет молочная продукция. В России ситуация на молочном рынке не такая радужная, но «тренды позитивные, несмотря на санкции и сложности». Office Life разбирался, что сейчас происходит на рынке белорусской и российской «молочки».

Сколько молока в Беларуси и России?

С 2015 года производство молока в Беларуси выросло на 11% — с 7 млн до 7,8 млн тонн. Прирост на душу населения составил 98 кг (это самый высокий показатель в ЕАЭС), до 841 кг на человека. Такими цифрами поделился во время международного форума «Беларусь молочная» замминистра сельского хозяйства и продовольствия Вадим Шагойко.

К 2025 году есть стратегическая задача нарастить объем производства до 9,2 млн тонн, — подчеркнул глава Минсельхозпрода Беларуси Игорь Брыло.

За это же время Россия увеличила производство молока на 8% (с почти 30 млн до 32,3 млн тонн) и достигла прироста 18 кг на душу населения, до 222 кг на человека.

При этом с 2014 года общий объем производства сырого молока в России увеличился более чем на 5 млн тонн, прирост производства товарного молока за этот период составил 25%, что стимулировало развитие переработки. Импорт за это время сократился на треть, почти остановились поставки из стран дальнего зарубежья, достаточно серьезное снижение наблюдалось по ряду позиций из Беларуси, но в то же время динамично развивался экспорт молочной продукции, достигнув по итогам 2021 года отметки $500 млн, рассказал генеральный директор «Союзмолока» Артем Белов.

По его словам, санкции, введенные после начала военных действий в Украине, серьезно сократили возможности российских «молочников»:

Порядка 60% оборудования для производства и переработки молока импортировалось. Сейчас перед нами стоят новые вызовы: либо наладить местное производство запчастей, комплектующих и оборудования, либо искать новых поставщиков.

Руководитель Национального союза производителей молока видит несколько основных рисков, с которыми сталкивается молочный бизнес, часть из которых характерна не только для Российской Федерации, но и для Беларуси.

Риски «МОЛОЧКИ»

Общим для обеих стран риском глава российского «Союзмолока» называет снижение покупательной способности населения — и, соответственно, сокращение потребления молочной продукции.

В России мы уже наблюдаем, как потребительские настроения смещаются в сторону повышения спроса на более доступные категории молочной продукции. По итогам года мы вряд ли увидим серьезный прирост в потреблении молока и молочных продуктов. Растет потребление сыров и современных молочных продуктов, снижается потребление классических продуктов, — отметил Артем Белов.

В 2022 году по сравнению с 2021-м в России потребление йогурта снизилось на 15% (производство — на 16%, запасы — на 41%), творога — на 7% (производство — на 8%, запасы — на 24%), мороженого — на 10%, сгущенки — на 8%.

Серьезно отразился на отрасли и сильный российский рубль: укрепление с 80 до 60 рублей за доллар вызвало снижение темпов роста экспорта — с почти 20% в 2020–2021 годах до примерно 3% — в нынешнем, — сказал гендиректор «Союзмолока».

Серьезными последствиями антироссийских санкций в молочной отрасли, по словам специалиста, стали отказы от поставок оборудования, техники, запасных частей. Санкции вызвали разрыв и удорожание логистических цепочек, ограничения в сфере страхования, сложности с расчетами в долларах и евро при экспортно-импортных операциях и, соответственно, повлекли снижение эффективности в производстве и переработке, рост себестоимости и сокращение доходности в сырьевом и перерабатывающем секторах, стагнацию экономики и ужесточение регулирования.

Если мы посмотрим на итоги первых девяти месяцев года, то прирост производства товарного молока в России сохраняется, но на фоне стагнации спроса продукты перерабатывают прежде всего в биржевые товары длительного срока хранения: сухое молоко, сливочное масло, сыры. Это приводит к росту запасов и влияет на ценовую конъюнктуру как в секторе производства, так и в секторе переработки молока, — объяснил Белов.

Импорт молочной продукции в Россию в 2022-м минимальный за последние годы — 4,2 млн тонн, из них 3,5 тонн — из Беларуси.

Правда, по словам директора Молочного союза России Людмилы Маницкой, перестало расти валовое производство молока: 32,2 млн тонн в 2020-м и почти те же 32,3 млн тонн в 2021-м. За шесть месяцев 2022 года в России произвели и вовсе 16 млн тонн. Не растут сырьевая база по внутреннему производству, продуктивность молочного стада, который год сокращается поголовье скота.

В России 30 лет назад было 57 млн голов скота, в 2021 году осталось 7,8 млн. Виной тому постоянное удорожание кормов и энерготарифов, усиление регулирования, инвестиционные сложности, уход сельского хозяйства в растениеводство, — пояснила Маницкая.

Белорусский экспорт

Мне очень импонирует стратегия белорусов диверсифицировать свой экспорт, — признал Артем Белов. — Белорусские и украинские производители за последние пять лет открыли для себя рынки Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Китая, Африки. Это хороший пример российским производителям. Уверен, что рынок РФ тоже будет все более конкурентным: у нас появляются сильные игроки, которые из локальных становятся федеральными.

Глава белорусского Минсельхозпрода Игорь Брыло вспомнил, что пять-семь лет назад почти вся — до 98% — белорусская экспортная «молочка» уходила на рынок Российской Федерации:

Мы даже думали, что так будет всегда. И когда белорусские «молочники» начинали двигаться в других направлениях, многие не верили, что у них получится. Теперь же доля экспорта в Россию — только 70%, на 30% мы открыли для себя другие перспективные рынки.

Все меняется, отметил глава «Союзмолока», уже и Россия все больше обеспечивает себя, уровень самообеспечения достиг 85%:

Потерял ли от этого белорусский производитель? Нет. Структура экспорта изменяется: выросли объемы сыров и сывороток — а это очень доходные продукты, которые позволяют белорусским переработчикам получать высокую маржу на растущем рынке. Российский рынок сыров увеличился на 36% за последние годы и будет дальше расти.

Общая проблема

Молочные отрасли Беларуси и России тесно связаны, говорят эксперты: производители и переработчики обмениваются опытом, внедряют лучшие практики и подходы друг друга.

Небольшая конкуренция, конечно, тоже есть, — уточнила директор Молочного союза России Людмила Маницкая. — Хорошую молочную продукцию можно выработать только из качественного сырья. В Беларуси более жесткие требования к качеству сырого молока. В России, возможно, тоже стоит пересмотреть нормы.

Есть и общая проблема — импортозамещение.

Одна из важнейших сложностей — упаковка. Большинство упаковки производилось на российских предприятиях иностранных компаний. Некоторые ушли с рынка. Нам нужно осваивать, заимствовать, возможно, даже копировать технологии — искать решение, которое приведет Россию к технологическому суверенитету, — сказала Маницкая.

Правда, Беларусь, по словам главы Минсельхозапрода Игоря Брыло, проблем с упаковкой для молока уже не испытывает:

Идут поставки из-за рубежа — из Китая, России, ряда европейских стран. Прорабатывается и производство в стране. Сейчас никаких вопросов с тетрапаком нет, все решено, это видно на прилавках.

По словам министра, «наша страна все время суверенитета занималась проблемами импортозамещения», поэтому в этом году как минимум в АПК «мы не ощутили больших проблем».

Мы не были настолько зависимы. Более 70% семян на посевную кампанию — белорусские сорта. Импортной техники в среднем по стране — 4%. Половина молочнотоварных ферм доит на белорусском оборудовании. Мы независимы в производстве комбикормов, премиксов, добавок. Да, в переработке много импортных линий — но нужно пережить этот период, самим активно работать на производство запчастей. Есть сложности с доставкой каких-то комплектующих, но дефицита нет. С той стороны бизнес тоже хочет зарабатывать, а Беларусь и Россия — это не какой-то маленький рынок, который можно взять и бросить. Вот и находят пути поставок, — рассказал Брыло.

Задача заместить импорт — амбициозная и не быстро решаемая. Что-то мы можем и делаем быстро — замещаем в России или Беларуси. По более сложным позициям ищем альтернативных поставщиков. Например, сейчас рассматриваем сотрудничество с Турцией — там производят достойное оборудование для молокопереработки, — рассказал Артем Белов. В будущее он смотрит оптимистично: — Для сложного промышленного производства полгода (санкций. — Прим. OL) — это совсем немного. В долгосрочной перспективе все решим.

Единый рынок сырья?

Глава «Союзмолока» Артем Белов допустил, что «если будет принято политическое решение о более глубокой интеграции», то Беларусь и Россия смогут сформировать единый рынок молока — и в части сырья, и в части готовой продукции:

Сейчас есть своя экономическая логика в молочных индустриях и Беларуси, и России, но такой подход был бы достаточно разумным и позволил бы зарабатывать и производителям молока, и переработчикам.

Глава Минсельхозпрода Беларуси Игорь Брыло так далеко не забегает:

Сегодня даже у нас в маленькой стране существует конкуренция сырьевых зон, ни одно перерабатывающее предприятие не загружено на 100%. Пока мы не думаем о реализации сырья. К 2025 году мы должны достигнуть объема молока 9,2 млн тонн — тогда, возможно, придем к полной загрузке и будем рассматривать реализацию на экспорт в том числе и сырья.

ООО АТЛ 20 просмотров